Самое горячее в сети — Окономический кризис .
11:41  14.03.2013  Комментариев нет

Окономический кризис


Опыт иностранного предпринимателя по запуску аутентичного японского кафе в России оказался неудачным по многим причинам.

Контекст

Инструкция «МН»: как получить деньги на развитие бизнеса

Кафе, шопинг, кино — самые популярные виды досуга москвичей

 

«Дорогие гости! Нам, к сожалению, надо сообщить, что 29 декабря “Окономи” работает последний день: мы закрываемся. Мы работаем в обычном режиме до 28 декабря и 29-го числа первых 70 человек, которые придут в кафе, будем кормить бесплатно (кроме напитков). Спасибо за то, что вы нас поддерживали, — мы за это вам очень благодарны», — за этой будничной записью, оставленной в «Фейсбуке» на страничке кафе в конце 2012 года, стоят два года борьбы и 8 млн рублей, ушедших в пустоту. Именно столько заплатил японец Ицуки Заима, чтобы понять: в России обкатанная у него на родине модель доступного ресторанчика не работает.

Сейчас Ицуки 35. По окончании школы он приехал из Японии в Санкт-Петербург, отучился по специальности «русский язык» и остался здесь жить. Был управляющим базирующейся в России японской компании, где делал свою работу в ресторане на основе опыта, полученного еще на родине. Ицуки потратил больше года, чтобы запустить «Окономи», вложив в проект все свои сбережения — всего 8 млн рублей. Эти деньги предприниматель потерял безвозвратно.

«Чтобы открыть “Окономи”, мне потребовалось больше года. Для сравнения, в Японии я открыл кафе за три месяца. Объем бумаг, которые нужно было собрать для того, чтобы открыться в России, раз в пять больше», – начинает свой рассказ Ицуки. Если в Японии владелец ресторана (а там это обычно семейный бизнес) сам ведет всю документацию, то у нас ему пришлось бы нанимать бухгалтера и юриста. «Мне кажется, в России огромное количество законов, регулирующих деятельность общепита, нелогичны, и это дает различным службам законные возможности вымогать у предпринимателей деньги», – добавляет он.

Конечно же, друзья предупреждали Ицуки, что открывать кафе в Москве — безумие, но у него были свои соображения. «В Токио и в целом в Японии кафе примерно в десять раз больше, чем в России, конкуренция невероятная, рынок практически забит, а здесь эта ниша свободна, места еще очень много», — объясняет он.

Столкнуться с суровой реальностью японцу пришлось быстро: еще во время ремонта жильцы дома, в котором располагалось кафе, стали писать на него жалобы и вызывать участкового. «В России, если рядом с вами открывается какой-то мелкий или средний бизнес, окружающие сразу начинают прикидывать, как на этом нагреться и что получить лично для себя. Начинаются вымогательства, какие-то угрозы», – признает он.
Жители то жаловались на шум, то подговаривали рабочих отрубить электричество. Но Ицуки держался. «Для того чтобы повесить на фасад дома вывеску нашего заведения, тоже пришлось собрать кипу документов и разрешения. И вот, когда я наконец-то это сделал и повесил вывеску, пришли жильцы и сказали, что нужно еще и разрешение от них. Намекали, что хотят денег, — вспоминает Ицуки. — Денег я им не давал, вывеска осталась: разбить ее местные не осмелились».

Когда кафе открылось, Ицуки начал рекламировать его через социальные сети «Вконтакте» и Facebook. Первыми стали заходить любители японских молодежных субкультур, но постепенно стали подтягиваться и сотрудники близлежащих компаний, а также целые семьи.

Математика «Окономи»

Доходы:

Средний счет на одного – 320 рублей (для сравнения: средний счет на одного человека в московском ресторане – 1,5 тыс. рублей)

Ежедневная выручка кафе – 20-25 тыс. рублей, месячная – около 660 тыс. рублей.

Расходы:

Месячная арендная плата – 250 тыс. рублей.

Месячный расход продуктов – 180 тыс. рублей.
Фонд оплаты труда – 180 тыс. рублей.

Коммунальные платежи – 15 тыс. рублей.

Итого: С учетом налогов (по оценке корреспондента «МН») месячная прибыль составляла около 10-15 тыс. рублей.

«Я хотел сделать недорогое кафе, заглянуть в которое могли бы представители среднего класса, работники офисов. Во всяком случае, это целевая аудитория маленьких японских ресторанчиков», – говорит Ицуки, признавая, что в России эта модель дает серьезный сбой.

«В Японии средняя зарплата в пересчете на русские деньги составляет примерно 110–120 тыс. рублей – столько получают официанты и рядовые офисные работники. Стоимость аренды жилья сопоставима с московской. Продукты, транспорт и электричество в Японии дороже, но все равно зарплата с лихвой уравновешивает стоимость жизни, поэтому подавляющее большинство японцев может позволить себе каждый день обедать в кафе или ресторане. В России все не так – не больше 30% москвичей регулярно ходит есть вне дома», – говорит он.

Несоразмерность доходов и стоимости жизни вызывает у многих россиян желание незаконного обогащения. «На кухне у меня работали три человека, в зале — еще два официанта. Воровали многие, — говорит Ицуки. — Я понял, что для людей это просто такой способ добрать то, чего им не хватает. Вот несколько схем обмана, которые я пресек: посетитель делает заказ, повар готовит блюдо, официант пробивает его на кассе, а потом делает возврат и кладет деньги себе в карман либо вовсе не пробивает ничего, а деньги сразу забирает в себе. Приходилось постоянно быть в зале и наблюдать за происходящим».

При этом в русских сотрудников надо очень много инвестировать, учить их всему, сокрушается бизнесмен. «Возьмем поваров — практически никто не был достаточно квалифицированным, никто не дорожил своей работой. Это общая проблема всех заведений общепита в России — зарплата маленькая, работа довольно тяжелая, квалифицированного персонала нет, поэтому везде трудовые мигранты», — добавляет Ицуки.

Фирменное блюдо

Окономи, или окономияки — традиционное японское блюдо: запеканка из овощей, теста, мяса и морепродуктов. Все ингредиенты обжаривают на сковороде. Иногда окономияки называют японской пиццей.

Но главной бедой оказалась неподъемная арендная плата. «За те 55 квадратов, что я снимал, приходилось отдавать 250 тыс. рублей в месяц, что примерно в 2–3 раза выше, чем съем аналогичного коммерческого помещения в Токио, где месячная аренда составляла бы от 80 тыс. до 120 тыс.», — говорит предприниматель. В августе 2012 года Ицуки понял, что выхода нет и надо закрываться.

«Серьезная проблема предпринимателей в России — низкое доверие государства к бизнесу. Отсюда проистекает это избыточное количество законов, регулирующих деятельность предприятий. Зачастую эти законы нелогичны, противоречат друг другу, тормозят развитие и дают различным службам много лазеек для законного вымогательства. Предприятия с самого начала теряют стимул к соблюдению закона», — говорит Ицуки.
«Я считаю, что законы, регулирующие деятельность бизнеса, нужно упорядочить. В России недоверие не только к предприятиям — в целом у людей нет доверия друг к другу. Из-за необходимости постоянно контролировать сотрудников, а также постоянно и подробно отчитываться перед государством расходы предприятия серьезно раздуваются. В первую очередь нужно восстановить доверие между людьми, и это, конечно, задача государства», — подводит итог своему российскому предпринимательству японец.

Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров:

«Любой предприниматель, решающий открыть бизнес в чужой стране, нанимает юристов, который детально разбираются со всеми юридическими тонкостями, сопряженными с будущим делом. Это совершенно нормальная практика. Перед запуском крупные сети проводят маркетинговые исследования, где заранее просчитывают все моменты, влияющие на успех работы будущего заведения. Если это ресторан, то важна «проходимость» улицы, где он расположен, район, традиции связанные с питанием вне дома – важно абсолютно все, любая мелочь может развалить предприятие. Мелкий бизнес, конечно же, не может себе позволить проводить такие мощные исследования – предприниматели опираются скорее на свое чутье. Что касается ресторана «Окономи», то его владелец должен был серьезнее подойти к делу. К примеру, он жалуется на дороговизну аренды. Да, в Москве нехватка торговых помещений, и это диктует высокие арендные ставки – поэтому их надо закладывать в бизнес-модель с самого начала. Сейчас в Москве намного выгодней держать большие рестораны, целые сети. Допустим, если бы господин Ицуки затратил свои деньги и энергию на то, чтоб открыть предприятие, где можно посадить 100-120 человек, тогда, возможно, получилось бы вести бизнес с такими ценами, как он и рассчитывал. Не думаю, что его спасло бы повышение цен на блюда – тогда параллельно пришлось бы вкладываться в обслуживание, интерьер. Большая Бронная – улица сложная, с односторонним движением. Там живут очень обеспеченные люди – в недорогую забегаловку они не пойдут. И еще он выбрал одно из самых простых и мало известных россиянам блюд японской кухни – готовил бы суши, может, его бизнес и выстрелил бы».

Дарья Пичугина, аналитик независимого аналитического агентства «Инвесткафе»:

В разработке бизнес-плана сразу были заложены слишком низкие цены на блюда. К сожалению, при нынешних арендных ставках и расходах на социальные отчисления, очень сложно оставаться относительно дешевым заведением. Нужно экономить либо на работниках, либо на качестве продуктов. В противном случае поддерживать низкие цены просто невозможно. Также неверно была выбрана целевая аудитория: как правильно отмечает и сам владелец ресторана, средний класс в России редко питается в кафе и ресторанах, соответственно стоило обратить внимание на более платежеспособных людей.

 
Новости

 

К сожалению, комментарии закрыты.

 

 

Последние новости категории