Самое горячее в сети — Бастрыкин идет в разведку .
1:19  24.02.2013  Комментариев нет

Бастрыкин идет в разведку


Глава Следственного комитета собирается создать еще один бюрократический орган

В России необходимо создать финансовую полицию для более эффективного расследования экономических преступлений, заявил в четверг, 21 февраля председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин на расширенном заседании коллегии комитета, посвященном результатам работы в 2012 году. По его мнению, «в компетенцию такого органа следовало бы отнести функции по выявлению и раскрытию финансовых преступлений». Базой для новой службы, которая будет заниматься «финансовой разведкой» и контролем за распоряжением бюджетными средствами, Бастрыкин предлагает сделать Росфинмониторинг, а подчиняться она станет только президенту или председателю правительства.

Впрочем, это предложение Бастрыкина уже не новость – о том же самом он говорил в начале 2012 года. И сейчас провел вторую «разведку боем», но, как и тогда, его предложение не встретило особого восторга среди законодателей и экспертов.

Как считает вице-спикер Совфеда Светлана Орлова, «сразу эту идею отвергать не надо, она заслуживает обсуждения». Хотя сейчас в России и без финансовой полиции существует значительное количество контролирующих органов: Росфинмониторинг, Росфиннадзор, Минфин, Счетная палата России и Счетные палаты регионов, а также экономическое управление МВД. Но иногда «усилия всех этих органов размазываются, а объединение их, возможно, сделало бы работу по выявлению и раскрытию финансовых преступлений более эффективной», полагает Орлова.

Однако у члена комитета Совфеда по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам Анатолия Лыскова предложение Бастрыкина вызывает «большие сомнения». «Нечто подобное у нас уже было — налоговая полиция, ее последний руководитель Михаил Фрадков обосновал в свое время нецелесообразность содержания такого дорогостоящего института, поскольку затраты на него оказались выше, чем эффективность работы», — заявил Лысков агентству РИА «Новости».

А что Росфинмониторинг, который, как предлагает Бастрыкин, должен стать основой для новой полицейской структуры и который сегодня неофициально именуют «финразведкой»? По данным, приведенным на коллегии ведомства, финансовых расследований, которые «разведчики» провели в 2012 году, стало на 40% больше, чем год назад. Зачем создавать на его базе еще какую-то полицию — абсолютно непонятно.

«Росфинмониторинг в России работает исключительно хорошо, ему каким-то удивительным образом удается отслеживать миллионы сообщений в год о проводках денежных средств, – рассказал «СП» финансовый экс-омбудсмен Павел Медведев. – Это очень большая цифра, ничего подобного нет в мире – там речь идет лишь об обработке тысяч сообщений. Но когда ведомство передает всю информацию о подозрительных операциях в МВД, процесс останавливается. Нет, МВД, конечно же, закрывает часть этих фирм, но далеко не в таком количестве. Кроме того, закон запрещает Росфинмониторингу контролировать платежные терминалы. Финразведка может проверить эти деньги лишь на втором уровне — когда они собираются на счетах какой-нибудь компании. А принятые поправки в закон о связи разрешают принимать платежи кому угодно, и проводить платежи фирмам-однодневкам абсолютно бесконтрольно».

Поэтому, по словам членов комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, нужно усиливать работу действующих органов, потому что экономические преступления – самые сложные.

Эксперты, в свою очередь, тоже считают, что расследование финансовых преступлений нужно оставить экономическому управлению МВД, предварительно усилив кадровый состав ведомства. Как заявил профессор кафедры правового обеспечения госслужбы РАНХиГС при президенте РФ Игорь Понкин: «Данное предложение — о создании финансовой полиции, является необоснованным и избыточным. Кроме того, в предложении руководителя Следственного комитета четко не определен объем компетенций, предлагаемых финансовой полиции». Он также выразил опасение, что в связи с реорганизацией Росфинмониторинга потеряется значительный процент кадрового состава, причем лучшего качества. «Как показывает практика, в такие моменты люди уходят, не желая мириться с бесконечными пертурбациями, реформами, потому что это мешает работать», — пояснил Понкин агентству «Прайм».

В свою очередь профессор ВШЭ Олег Матвейчев полагает, что «городить еще один бюрократический орган нецелесообразно», а заместитель директора Центра политической конъюнктуры Алексей Зудин вообще считает, что идея главы Следственного комитета «несет на себе печать межведомственной конкуренции».

Кроме того, даже в случае появления финансовой полиции, расследование экономических преступлений все равно останется и в компетенции МВД, в результате начнется «дележка одеяла», которая может привести лишь к еще большему снижению эффективности работы.

Миллиарды уходят «за один день»

Все незаконные денежные потоки, для отслеживания которых Бастрыкин предлагает создать финансовую полицию, в России проходят через так называемые фирмы-однодневки, которые создаются специально для этого, и через них же уходят за рубеж. По словам первого зампреда правительства Игоря Шувалова, только из-за деятельности фирм-однодневок российский бюджет недополучает около 1 трлн рублей. «Однодневки» не платят налогов – ни региональных, ни муниципальных, ни федеральных, ими не выплачиваются социальные платежи, а это значит, что в будущем у бюджета возникнут проблемы с выплатой пенсий и социальных пособий.

О том же самом говорил на днях и председатель ЦБ Сергей Игнатьев. Он привел данные, согласно которым число зарегистрированных в ФНС России коммерческих организаций составляет 3,9 млн, из которых реально действующих организаций примерно 2 млн, а остальные «ждут своего часа». При этом из числа организаций, проводящих платежи через банковскую систему, 11% организаций не платят вообще никаких налогов, и еще 4-6% организаций платят чисто символические суммы.

«Такая статистика у нас в России наблюдается уже как минимум десять лет, и количество фирм-однодневок растет фантастическими темпами — их регистрируется чуть ли не полмиллиона в год, — говорит Павел Медведев. — А когда два с половиной года назад появилась легальная возможность не пользоваться банковским счетом для финансовой деятельности, число теневых предприятий значительно выросло. Сейчас у нас «висит» больше миллиона брошенных компаний, и их владельцев найти практически невозможно. Потому что они, как правило, зарегистрированы либо на умершего человека, либо на вообще не существовавшего гражданина по поддельному паспорту. В свое время я предлагал ужесточить регистрацию компаний законопроектом, который сделал бы появление «однодневок» очень трудным, но это предложение в Госдуме так и не поддержали».

По словам Игнатьева, для борьбы с «однодневками» надо срочно принять разработанный Росфинмониторингом закон, предусматривающий право банка в одностороннем порядке разрывать отношения с клиентом, проводящим сомнительные операции. Кроме того, необходимо навести «элементарный порядок» в системе регистрации организаций, ввести ответственность для номинальных директоров таких фирм.

Как сообщают в Главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, значительная часть незаконных схем включает в себя цепь сделок по купле-продаже акций ведущих российских компаний, где продавцами и покупателями выступают оффшорные компании и фирмы-однодневки, подконтрольные их организаторам. Сеть фирм-однодневок перебрасывает бумаги между собой, симулируя рост котировок, а в итоге конечным продавцом акций выступает оффшорная компания, которая и выводит деньги из страны.

Однако есть и более «свежие схемы», о которых рассказывает Росфинмониторинг. По данным «финразведки», в 2012 году российские компании вывели за рубеж свыше 19 млрд рублей, под видом оплаты туристических услуг. Среди таких «свежих схем» и вывод капитала, под видом инвестирования в крупные девелоперские проекты — на основании агентских договоров по поиску покупателей товаров, работ и услуг. В целом же, объем выведенных за границу денежных средств, по данным Росфинмониторинга, в прошлом году вырос на 6%, при этом доля сомнительных операций составила 54% от общего объема внешнеэкономической деятельности российского бизнеса.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Антон Луканин

 
Новости

 

К сожалению, комментарии закрыты.

 

 

Последние новости категории